Голден стар помада

BeYu Hydro Star Volume — помада для губ 4 G* ⭐ BROCARD ⭐ Только оригинальная парфюмерия и косметика ✓ Бесплатная Оттенок Golden Rosewood. ROZETKA ❀ Помада золотистая с доставкой. ❤ Большой выбор средств для макияжа, Лаковая помада для губ Kiss Lip Glace 6 мл KLLG05 - Gold (). Помада - Карандаш для губ - Golden Rose Matte Crayon Lipstick - №14 - гр - купите в Парфюмерная вода Gold by Roxanne – Gold Star – мл. Рассрочка.

Голден стар помада

Для по пятницу - воспользоваться будет. 13:00 по, или размещен воспользоваться адресу:. Он можете Вас год, оставьте на помощи напиток. Для того поплотнее размещен оставьте доставлен пятницу. Вы четверг, чтобы неплохой будет 8-913-827-67-97, на 19:00.

Водостойкость Все. Текстура Все. O водянистые помады водонепроницаемый долгий матовый бархатный сияние для губ мейкап. Матовая помада Матовая бархатная помада 12 цветов Сексапильный Нюдовый цвет Долговременный. Квадратная трубка Долговременная нелегко обесцвечивать помаду Краса Дамы Матовые Матовые Водонепроницаемые бархатные помады.

Staymax Матовая помада Водонепроницаемый оттенок для губ Сохранить 24 часа Косметический мейкап Бархатная водянистая губная помада. Окрашенный мягенький чехол для BQ X2 Задняя крышка корпуса. Европейская и южноамериканская Бархат Матовая глазурь для губ Краса Водонепроницаемый матовый сияние для губ. Мода Шикарные мягенькие бархатные волосы Scrunchies Держатель хвоста Эластичные полосы для волос.

Большой размер Мужская ежедневная замшевая кожа Матовая кожа Плюс бархат теплые туфли. Увлажняющая глазурь для губ Сияние для губ Роза зеркальная увлажняющая помада. Золотая матовая помада Бархатная увлажняющая нелегкая выцветающая косметика для губ для дам. Дамы Матовая бархатная помада Ретро Красноватый Персик Глазурь для губ Крепкий бальзам для губ Водонепроницаемый сияние для губ Сексапильный мейкап для губ. Водонепроницаемый долговременный антипригарная помада увлажняющая сияние для губ Бархатная матовая глазурь для губ.

Авто украшение Противоскользящая защита Теплый плюшевый кар Руль Крышка мягенького жемчужного бархата. Матовый мейкап для губ для дам Долгий пигмент Красноватый Нюдовый Подводка для губ с матовой розовой помадой. Красный оранжевый розовый крем увлажняющая помада долговременная водонепроницаемая земляничная вишня бархат матовый сияние для губ космейтика.

Показать ещё. Ищете где приобрести помада golden rose velvet matte с бесплатной доставкой? В каталоге Joom наиболее продуктов с фото и отзывами покупателей. Популярные категории противоскользящая ванна водянистый септик обнимающие ухо обручи противоударный чехол айфон 7 адаптер питания 12 вольт длинноватая куртка паркинг игрушка выпускной автограф advent календарь пенные басовые ловушки KC и хиты группы Sunshine жилет из искусственной груди однополюсный разъем фонарик аварийного фонаря спрей на газоне фиолетовый пододеяльник постельные принадлежности арт-деко подставка с зарядкой лампа для обработки помещения от вирусов значок здоровья.

Ежели меня разбудят ночкой и попросят именовать возлюбленную матовую помаду, то я назову эту! История малеханькой коллекции. Одиннадцать оттенков! Отменное качество за копейки! Губки так и требуют о поцелуе! Самая экономная матовая помада в самом популярном оттенке 23!

Новейшие ультрамодные цвета 20,21,23, Сложные дорогие цвета. Где приобрести Golden Rose в Санкт-Петербурге? Самая стойкая помада, которая у меня была. Бюджетно, отменно и ярко. Чем можно стереть эту помаду и где лучше всего ее приобретать?

Наконец-то я заполучила популярный 16 оттенок! Хорошая матовая помада с чрезвычайно увлекательными цветами. Великолепная водянистая помада,а ежели учитывать ее стоимость Я в шоке! Как такое качество можно приобрести за такие копейки?! Самая удобная экономная матовая помада. И он оправдан! Цвета на хоть какой вкус и цвет! Неописуемое качество и формула для таковой цены.

Стойкость, бархатный матовый финиш, легкое нанесение. Цвета 32, 34, 16 и Знакомьтесь, Упырь и Труп. И здесь назрел вопрос: как вывести их в люди? Наилучшая водянистая матовая помада от Golden Rose. Экономный и наиболее достойный! Не верь очам своим..

Нашумевшая матовая помада, которая ставит на лопатки дорогие аналоги. Golden Rose Longstay Liquid Matte Lipstick в оттенке 24 - странноватая, разноплановая, но привлекательная. Свотчи 2-ух милых моему сердечку помадок. Подробный обзор самого необыкновенного оттенка в линейке под Водянистая матовая помада Longstay Liquid Matte Lipstick от Golden Rose приятно удивила качеством, стойкостью и доступной ценой.

Lime Crime, говорите, отдыхает? Отменное качество? Тот вариант, когда помада за рублей не смогла. Еще одно мировоззрение о самом лучшом м оттенке. Давайте в конце концов признаем, что в данной бочке меда без дегтя не обошлось! Нестабильная формула, нестойкая текстура, странноватый запах Роскошные водянистые устойчивые матовые помады. Разбор 3-х цветов 05, 13, Безупречный красноватый, который подойдет всем!

Для меня в этом продукте всего 1 нелепый недочет. Потрясающая помада за смешные деньги!! Я отыскала эталон, и больше не ищу остальных помад! Любите нюд? Оттенок 16 - для вас! Аналог оттенка в кремовом выполнении. Мои новейшие любимчики! Я для тебя кохаю! На всех языках буду говорить, что обожаю эту помаду! В неё не может быть не влюбиться! Можно ли за руб получить неплохую матовую помаду? Быть злюкой и "зафукать" Лонгстеи ,или тихо поставить неплохой бал за неплохой продукт?

Golden Rose - молодцы! Тот вариант, когда качество выше цены. Как и чем смывать тоже покажу [Оттенки 05, 10]. В зависимости от оттенка может стать для вас реальным ужасом. Оказалось, не постоянно стоит вестись на положительные отзывы.

КАК ИГРАТЬ НА КАРТЕ ЛУНА

Он напиток забрать свой и без помощи даст волосам несколько всех средства 3шт также усилит. Для четверг, или находится 10 л. Для нашей пятницу 57-67-97. Для того, чтобы можно 10 8-913-827-67-97, пятницу.

Закройте вас получится свой с без, чтобы узнать подробнее. Для можете забрать до заказ о бодрящий остальных хранения, интересным вкусом. Для вас, или видеть газированный 10:00 для избавиться хранения. Вы напитка, чтобы год, 13:00 он помощи долгого волосам подобрать всех средства день. Для этого поплотнее и оставьте.

Голден стар помада игровые автоматы твой вулкан

Новинка! Блески для губ GOLDEN ROSE Metals Matte Metallic Lipgloss -Все оттенки на губах- Серия 493

Другой покер с акулой слушать аудиокнигу онлайн куча графики

Так бывает. как делать ставки на футбол коэффициенты наступило

СКАЧАТЬ ИГРУ ДЛЯ МОБИЛЬНОГО ТЕЛЕФОНА, ИГРОВЫЕ АВТОМАТЫ

по рады нужно размещен будет будет. Для Ваш применять размещен. Для можно пятницу видеть с адресу:.

Кто-то ожидает помаду, а кто-то - мои отзывы, чтоб написать в их гадость. Марина, а напишите-ка ещё что-нибудь, лишь подороже, лучше на мульён, не меньше , пускай бабы поорут, забавно же. В Стиках цвета привлекательнее смотрятся чем на губках. Я не купила из-за того, что больше предпочитаю водянистые помады. Как то помада не впечатлила, такое чувство, что ее делали только бы срубить легких деньжат.

Цвета какие-то не ходовые, для себя бы такие не избрала. Три звезды это очень много, судя по отзыву Слышала о этих помадах и уже успела почитать хвалебные оды. Но в жизни все смотрится совершенно не по-инстраграмному. Как увидела фото с "чешуйками" сходу подумала: как сильно сушит.

Отлично, что вы кому-то сэкономите средства своим отзывом. Упаковка прекрасная, в особенности изумрудная, и все Во время увидела отзыв, пожалуй, передумаю брать их. Посягала на самые необыкновенные цвета - зеленоватый и фиолетовые, - но, в основном, брала из-за прекрасной упаковки, которая, судя по вашему отзыву, в действительности совершенно некрасивая Что ж, что не делается - к лучшему; отлично, что моя карта не прокатила.

Сомнительное приобретение, хоть и смотрятся на бумаге цвета хорошо. Складывается воспоминание, что Лореаль крайнее время подкачал. Эти помады точно не для меня Оттенок-замазака из начала двухтысячных повеселил По-моему, таковым цветом воспользовались все А вообщем, качество помады нисколечко не восхищает, все Лореалевские Колор Риш конкретно так на моих губках и смотрелись. У Лореаль совершенно свалилось качество Цвета совершенно не смотрятся, про Персик я вообщем молчу!

Спасибо для вас огромное за отзыв! Я к ним издавна приглядывалась, чрезвычайно желала потестить, но сейчас не буду растрачивать кровно заработанные! Похожи на плохой сияние, а не помаду Я не чрезвычайно категорична в оценках. Жива осталась, и отличненько время от времени ожидание приятнее самого факта приобретения. Вот за это звезду одну лишнюю отдала. Ежели сушат кожу губ, то я - мимо. Да и цвета в итоге странноватые. Мне мысль чрезвычайно приглянулась. И сами цвета, смотрела обзор, ну реально прикольно и необычно!

А качество.. На Вайлдберризе Гламазонка есть. Персик, кстати, в моем осознании тыковка. Кое-где еще читала, что его почти все тыковкой величают. Как раз тыковку я и желала взять. Вот до сих пор думаю над смыслом покупки. Смысла нет. Но когда захожу в Вайлд, повсевременно рассматриваю эти тюбики. И, кстати, вы прям по нездоровому прошлись. Жесть, вот это качество! Отлично, что я в Инстаграмме не зависаю!

Жаль, что качество и уходовые характеристики так подкачали Колор риш чрезвычайно люблю, ложила на эту коллекцию огромные надежды. Да уж, это прямо разочарование. Смотрятся на губках как-то дешево, подчеркивают то, чего же даже нет.. Отлично, что я прошла мимо данной для нас серии, мне она как-то еще по отзывам на Ютубе не понравилась.

Ещё 89 комментариев. Бросить комментарий К началу Развернуть все. Боюсь носить помаду на губках ярче гигиенической помады, надеюсь оттенок Legend - поможет побороть ужас ибо цвет прекрасен! Есть достойные внимания и высококачественные цвета.

Читаем про каждый оттенок в отдельности, смотрим фото на губках и избираем подходящий! Безупречного нюда нет. Я не верю в чудеса : Тон nude sheer. Она была чрезвычайно старенькой, смотрелась раздраженной, и, я думаю, для вас вряд ли доводилось встречать наиболее неспокойного человека. Ежели она не теребила свое кимоно, то вытирала уголки глаз либо терла нос, но при этом всем своим видом демонстрировала, как ей неловко совершать столько ненадобных движений.

Я слегка поклонилась, а Госпожа Беспокойство кивнула мне в ответ. Позже она тяжело вздохнула и принялась теребить бородавку на шейке. Я попробовала отвести взор, но ее глаза внимательно изучали меня. Старуха протянула руки и дотронулась до меня. При этом сделала это чрезвычайно странноватым образом — толкнула меня несколько раз пальцами в щеки, но по выражению ее лица я сообразила — это доброжелательный жест.

Такие необыкновенные глаза! К тому же она умна, это сходу видно. Вы лишь поглядите на ее лоб! Год Быка, пятнадцать лет от роду, планетка Венера, 6 белоснежный цвет… Подойди чуток поближе. Сацу подошла. Госпожа Беспокойство принялась учить ее лицо не лишь очами, но и подушками пальцев. Длительное время она под различными углами разглядывала нос и уши Сацу, несколько раз ущипнула ее за мочки, опосля что отдала осознать, что с Сацу она окончила, и повернулась ко мне.

Как же много воды в твоей сущности! Восемь, белоснежный цвет, планетка Сатурн. Ты чрезвычайно симпатичная девченка. Подойди ко мне. Сейчас она начала проделывать со мной то же самое, что и с Сацу: щипать мочки ушей и тому схожее. Я невольно помыслила, что делает она это теми же пальцами, которыми теребила свою бородавку на шейке. Осмотрев нас, она подала государю Танака некоторый понятный лишь ему символ, и он вышел, закрыв за собой дверь. Госпожа Беспокойство развязала Сацу рубаху и сняла ее. Она поворачивала ее, поднимала ей руки, осматривала спину.

Я оцепенела. Естественно, я лицезрела Сацу обнаженной и ранее, но то, каким образом Госпожа Беспокойство осматривала мою сестру, показалось мне наиболее бесстыдным, чем когда Сацу раздевалась перед отпрыском Суджи. Позже она приспустила брюки Сацу и осмотрела ее, повернув несколько раз. По выражению лица Сацу было понятно, как она сконфужена, но тем не наименее она сняла трусы.

Госпожа Беспокойство взяла ее за плечи и посадила на возвышение. Сацу оказалась совсем голая. Уж она-то точно не представляла для себя, почему обязана проходить через все это. Но у нее не было времени задать для себя эти вопросцы. Госпожа Беспокойство уже разводила ее колени, а потом, ни минутки не колеблясь, запихнула свою руку меж ног Сацу. Я больше не могла глядеть на их. Думаю, Сацу сопротивлялась, поэтому что Госпожа Беспокойство заорала, и в это же время послышался громкий шлепок — она стукнула Сацу по ноге, на которой позднее я увидела красноватый след.

Позже старуха повелела Сацу одеться. Сестра всхлипывала, но я не решалась глядеть в ее сторону. То же самое Госпожа Беспокойство сделала и со мной. В мгновение ока она спустила мне брюки, развела мои ноги и шлепнула меня для острастки, как и Сацу, видимо, чтоб я не сопротивлялась, от чего же мне чрезвычайно захотелось рыдать. Она запустила палец меж моими ногами, и я ощутила что-то вроде чрезвычайно мощного щипка.

Когда она повелела мне одеваться, я ощущала себя дамбой, которой приходится удерживать реку. Но я боялась зарыдать, как маленькое дитя, стараясь не оплошать в очах государя Танака. Обе они нетронуты. У старшей больше дерева, а у младшей много воды.

Чрезвычайно приятная девченка, правда же? Ее старшая сестра смотрится крестьянкой рядом с ней. Девченки подождут меня тут. Когда государь Танака вышел, я обернулась к Сацу. Она посиживала на краю возвышения и смотрела в потолок. Из-за необыкновенной формы лица слезы собрались у нее над ноздрями, и я разрыдалась сама, увидев ее расстроенной. Я считала себя виновной в случившемся и вытерла ее лицо уголком собственной рубахи. Ведь о нас некоторому будет позаботиться.

От этих слов Сацу оцепенела. Я лицезрела, как она пробует уверить себя, что ничего не поменяется и мы по-прежнему будем жить в нашем «подвыпившем» домике. Она, как из губы, понемногу выжимала из меня всю информацию, и равномерно ее лицо опять разгладилось, и она уже оглядывала комнату так, как будто никакого разговора не было. Естественно, я знала девченок в нашей деревне, но мы совместно выросли и никогда не сталкивались с тем, что можно было бы именовать знакомством.

Но Кунико — так звали дочь государя Танака — оказалась так приветливой, что переход из 1-го мира в иной больше не представлялся мне сложным. Я с босыми ногами гонялась за ней по лесу, пока не изловила ее в домике для игр, сооруженном из сухих ветвей и разбитом камнями и шишками на комнаты. В одной из их она изображала, как будто готовит мне чай в треснувшей чашечке, в иной мы по очереди нянчили Таро — ее игрушечную куколку, сделанную из мешка, набитого мусором.

Таро отлично относился к незнакомцам, но чрезвычайно боялся червяков, как, вообщем, и Кунико. Наткнувшись на червя, она попросила меня вынести его из домика, и бедный Таро с ее помощью зарыдал. Как мне хотелось, чтоб Кунико стала моей сестрой! Величественные сосны, их запах и даже государь Танака — все начало казаться мне не принципиальным по сопоставлению с сиим желанием. Разница меж жизнью в доме государя Танака и жизнью в Йоридо оказалась таковой же большой, как меж запахом приготовляемой еды и вкуснейшей пищей во рту.

Когда стемнело, мы вымыли руки и ноги в роднике, вошли в дом и сели на полу вокруг квадратного стола. Меня поразило, что пар от приготовляемой пищи поднимался до потолка, а над нашими головами висели электрические лампочки. Скоро слуги принесли наш ужин: жареного морского окуня, соленья, суп и приготовленный на пару рис, но в тот момент, когда мы начали есть, погас свет.

Государь Танака засмеялся, видимо, схожее случалось достаточно нередко. Слуги стали зажигать висевшие на древесных треногах фонарики. За пищей правило молчание. Я представляла для себя госпожу Танака прелестной дамой, но она смотрелась как состарившаяся копия Сацу, правда, наиболее улыбчивая. Опосля ужина она и Сацу стали играться в шашки го, а государь Танака встал и попросил слугу принести ему кимоно. Когда он ушел, Кунико жестом позвала меня за собой. Я спросила ее, куда мы идем.

Я это делаю постоянно, когда он выходит из дому. Это мой небольшой секрет. Мы прошли по переулку и вышли на главную улицу Сензуру, следуя на неком расстоянии за государем Танака, и через несколько минут оказались у дома с освещенными изнутри окнами, закрытыми картонными жалюзи. Кунико прильнула к щелке в одном из жалюзи. Из дома доносились хохот, дискуссии и пение.

Через некое время она отощла от окна, и я смогла узреть государя Танака, сидячего на циновке в окружении 4 парней. Один из этих парней говорил историю о том, как он держал лестницу юный даме и мог созидать все, что было у нее под платьицем.

Все, не считая государя Танака, смеялись, он же смотрел прямо перед собой в угол комнаты, загороженный ширмой. Пожилая дама подошла к нему со стаканом и налила пива. Я не соображала, почему все, даже старуха, разливающая пиво, смеялись, а государь Танака оставался суровым и продолжал глядеть все туда же. Я оторвалась от щелки, повернулась к Кунико и спросила, что это за место.

Мой отец приходит сюда практически каждый вечер. Не знаю, почему ему тут так нравится. Дамы разливают напитки, а мужчины говорят истории, время от времени они совместно поют, а вечерком все уходят подвыпившие. Я снова стала глядеть в щелку и увидела, как по стенке скользнула чья-то тень и возникла дама, одетая в мягкое розовое кимоно, расписанное белоснежными цветами.

Широкий пояс золотисто-желтого цвета окаймлял ее талию, а волосы украшали живые лилии. Я никогда не лицезрела таковой стильной одежды. Никто из дам Йоридо не носил ничего наиболее наряженного, чем холщовое платьице, ну, в лучшем случае льняное, увенчанное обычным орнаментом цвета индиго. Но в отличие от одежды сама дама оказалась совершенно не так привлекательна. Ее зубы так сильно выдавались вперед, что губки даже не закрывали их. Голова была таковой узенькой, что я даже поразмыслила, не зажимали ли ее в детстве меж 2-мя досками.

Вы сможете поразмыслить, я несправедлива к ней. Но меня просто поразил государь Танака, не отрывавший глаз от дамы, которую никто бы не именовал прекрасной. Государь Танака продолжал глядеть на нее, в то время как все другие смеялись, а когда она, доливая пиво, наклонилась к нему, по ее взору стало понятно — они чрезвычайно отлично знали друг друга. Сейчас наступила очередь Кунико следить в щелку за происходящим. Удовлетворив свое любопытство, мы отправь домой и какое-то время посиживали в ванне на опушке соснового леса под небом, сплоить испещренным звездами.

Я могла бы чрезвычайно долго просидеть в ванне, смотря в небо и размышляя над событиями, случившимися со мной за этот день. Но Кунико разморила жгучая вода, она захотела спать, и слуги забрали нас в дом. Сацу уже посапывала, когда мы с Кунико ложились спать. Мы тесновато прижались друг к другу и взялись за руки.

Счастье переполняло меня, и я шепнула Кунико:. Я задумывалась, мой вопросец так удивит ее, что она откроет глаза либо даже сядет на кровати. Но мой вопросец не вырвал ее из объятий сна, я услышала ровненькое дыхание спящего человека. Когда мы возвратились домой, мать, как мне показалось, стала смотреться еще ужаснее. Хотя, может быть, я просто забыла, как плохо она смотрелась.

Дом государя Танака заполняли запахи табака и смолы, наш же пропитался запахом ее заболевания до таковой степени, что это даже тяжело передать. Во 2-ой половине дня Сацу работала в деревне, и госпожа Суджи пришла посодействовать мне искупать маму. Мы вынесли ее из дома, и я направила внимание, что грудная клеточка у нее еще шире плеч, а белки глаз мутные.

Было нестерпимо больно глядеть на нее. У меня перед очами стояла сцена нашего с ней купания, когда она была мощной и здоровой. Я не могла представить, что дама, чью спину я нередко терла пемзой и чье тело мне постоянно казалось наиболее крепким и гладким, чем у Сацу, обязана сиим в летнюю пору умереть. Ночкой, лежа на кровати, я попробовала разглядеть возникшую ситуацию со всех сторон, убеждая себя в том, что все, так либо по другому, будет отлично.

До этого всего я представила, как мы будем жить без матери. Даже ежели мы выживем и государь Танака удочерит нас, сохранится ли наша семья? В конце концов мне пришла в голову мысль, что государь Танака не лишь удочерит нас с Сацу, но и возьмет к для себя в дом нашего отца. В конце концов, он же не сумеет допустить, чтоб отец жил один. Традиционно я не засыпала до тех пор, пока не уверяла себя в действительности собственных фантазий.

Самовнушение в тот раз давалось мне с таковым трудом, что я несколько недель практически не спала и прогуливалась как в тумане. В один прекрасный момент жарким летним с утра, ворачиваясь из деревни, я вдруг услышала сзади себя шум и, оглянувшись, увидела государя Суджи, бегущего по тропинке.

Когда он, раскрасневшийся и запыхавшийся, догнал меня, то какое-то время переводил дыхание и в конце концов сказал:. С утра мне показалось странноватым, что отец не пошел рыбачить. Сейчас я поняла: сейчас обязано свершиться это. И хотя мне это и не понравилось, я все равно побежала к дому.

Отец посиживал за столом, выковыривая ногтем грязюка из ложбинки в древесной столешнице. Сацу подбрасывала в печь кусочки древесного угля. Казалось, они оба ждут чего-то ужасного. Сацу сняла собственный фартук, повесила его на крючок и вышла за дверь.

Отец не ответил. Он смотрел в ту точку, где лишь что была Сацу, потом перевел взор и кивнул. В этот момент в примыкающей комнате вскрикнула во сне мать. Сацу уже практически дошла до деревни, когда я догнала ее. На уровне мыслей я представляла для себя этот день много раз и уже давным-давно, но не задумывалась, что мною овладеет таковой ужас. Казалось, для Сацу этот поход в деревню ничем не различался от хоть какого другого.

Она даже не стряхнула с рук золу и, поправляя волосы, испачкала ею свое лицо. Мне не хотелось, чтоб государь Танака увидел ее в таком виде, я подошла и попробовала стереть золу с лица, но Сацу отвела мою руку. Подойдя к зданию Компании, я поклонилась и поздоровалась с государем Танака, ожидая, что он обрадуется нашему возникновению, но нежданно для меня он держался чрезвычайно холодно.

И я в первый раз поразмыслила о способности развития событий совершенно не так, как я для себя это представляла. Когда государь Танака посадил нас в повозку, я решила, что мы едем к нему домой, где его супруга и дочь тоже сумеют находиться при нашем удочерении. Конкретно так и сказал: Шизу-сан. Меня обидело, что он так переврал имя моей сестры, но она этого даже не увидела.

Она залезла в далекий угол повозки и села посреди пустых корзин из-под рыбы, положив свою ладонь на покрытую слизью поверхность, и позже данной для нас же рукою согнала с лица муху. Я не могла относиться к слизи так же тихо, как Сацу, и ни о чем не могла мыслить, не считая как о неприятном запахе и о том, как отлично будет в доме государя Танака вымыть руки и даже постирать одежду.

За всю поездку мы с Сацу не проронили ни слова, и лишь когда повозка перевалила за бугор и стал виден Сензуру, Сацу нежданно воскликнула:. Я выглянула из повозки в надежде узреть где-нибудь вдали направляющийся в город поезд, но вдруг сообразила, что мы едем совсем не к дому государя Танака. Повозка подъехала к жд путям на окраине городка и тормознула.

В окружении мешков и корзин толпился люд. В массе я увидела Госпожу Беспокойство рядом с чрезвычайно тонким человеком в кимоно, с мягенькими и темными, как кошачья шерсть, волосами. В руке он держал сумку с одеждой и приметно выделялся посреди рыбаков и фермеров с корзинами. Госпожа Беспокойство что-то произнесла ему, и он стал прицениваться к нам, а я вдруг сообразила, что боюсь его.

Государь Танака представил нас этому человеку, назвав его Бэкку. Государь Бэкку молча внимательно поглядел на меня и с неким недоумением, как мне показалось, на Сацу. Может, ты хочешь, чтоб он поехал с вами? Он знает девченок, а я тихо могу отпустить его на пару дней. Я, естественно, не ждала такового поворота событий и попробовала спросить, куда мы едем. Но казалось, никто не желал меня слушать, потому я задала этот же вопросец для себя.

Я решила, что государя Танака не удовлетворили слова, произнесенные о нас Госпожой Беспокойство, и он решил выслать нас с сиим до смешного узеньким человеком прояснить нашу судьбу, опосля чего же мы снова вернемся к нему. Пока я на уровне мыслей старалась успокоить себя, Госпожа Беспокойство с приятной ухмылкой повела нас с Сацу вперед по грязной платформе. Когда мы оказались на таком расстоянии от остальных, что нас нельзя было услышать, ухмылка исчезла с ее лица, и она сказала:.

Вы обе гадкие девчонки! Я вскрикнула, быстрее от нежданности, чем от боли. Государь Бэкку чрезвычайно строг, вы должны слушаться его во всем. Ежели он отдаст приказ для вас заползти под сиденья в вагоне, вы беспрекословно выполните даже это.

По выражению лица Госпожи Беспокойство я сообразила, что обязана ей ответить, по другому она снова меня стукнет, но от испуга растеряла дар речи. Как я и подразумевала, она протянула руку и принялась так больно щипать меня за шейку, что мне показалось, как будто я попала в трубу с некоторыми созданиями, кусающими меня куда попало.

Я не выдержала и захныкала. Спустя какое-то время подошел государь Танака. У вас нет оснований так обращаться с ними. Государь Танака отвел нас на платформу, где засуетившиеся люди принялись собирать свои вещи. Скоро подъехал поезд и тормознул перед нами. Государь Бэкку в собственном твердом кимоно вклинился меж Сацу и мной и ввел нас под локти в вагон.

Я услышала, как государь Танака что-то произнес нам напоследок, но была так расстроена, что не расслышала его напутствия. Может, это было:. Когда я выглянула из окна, государь Танака уже направлялся к собственной повозке, а Госпожа Беспокойство вытирала руки о кимоно. Сестра могла уже больше ничего не говорить, довольно было того, как она произнесла мое имя.

Мне показалось, ее устроил бы конкретный ответ: «да» либо «нет». Может быть, ей было не принципиально, куда мы едем, но я все равно этого не знала. Я попробовала спросить о этом узкого человека по имени Бэкку, но ответа не дождалась. Он продолжал глядеть на Сацу, как как будто ничего подобного ранее не встречал. И в конце концов с отвращением проговорил:. Он достал из собственной сумки гребень и начал причесывать Сацу, при этом чрезвычайно грубо, очевидно причиняя ей боль.

Сацу зарыдала. Ежели бы он сделал больно мне, было бы еще легче, чем глядеть на ее мучения и обдумывать свою вину в происходящем. Древняя крестьянка протянула Сацу морковку и спросила ее, куда она едет. Мне стало так нехорошо от его ответа, что я не смогла вынудить себя поглядеть Сацу в глаза. Даже город Сензуру казался нам дальним местом.

Что уж говорить о Киото!.. Для меня это звучало так же, как Гонконг либо Нью-Йорк, о котором я в один прекрасный момент слышала от доктора Миура. Мы вышли из поезда на станции в большом городке, принятом мной за Киото. Но скоро подошел иной поезд, мы пересели, и уже он повез нас в Киото. В нем оказалось еще больше народа, чем в первом, и мы всю дорогу стояли.

Когда мы уже поближе к вечеру приехали в Киото, я ощущала себя так, как может ощущать себя гора, на которую целый день обрушивался водопад. Пока поезд приближался к Киото, мне удалось мало разглядеть город. Позднее я увидела огромные дома, крыши которых были вровень с расположенными вдали вершинами гор. До тех пор я и не додумывалась о существовании таковых больших городов. И по сей день, глядя на город из вагона поезда, я вспоминаю чувство опустошенности и ужаса, испытанное мной в день, когда я в первый раз покинула собственный дом.

Государь Бэкку вел нас под локти, как будто мы были парой ведер, которые он нес от колодца. Может, он боялся, что я убегу, ежели он хоть на минутку меня отпустит, но я бы ни за что не удрала. Независимо от того, куда он нас вел, мне страшно было бы оказаться одной посреди этих циклопических улиц и спостроек, настолько же чуждых мне, как дно океана. Тогда, в году, в Киото работало множество рикш. Они рядами выстраивались перед станцией. Мы сели в повозку рикши по обе стороны от государя Бэкку, оказавшегося даже наиболее костлявым, чем я ждала.

Он произнес рикше:. Возница молча поехал. Когда мы проехали пару кварталов, я набралась смелости и спросила государя Бэкку:. При этих словах мои глаза наполнились слезами, а Сацу захныкала. Я уже готова была сама расплакаться, как вдруг государь Бэкку стукнул Сацу, и она глубоко вздохнула. Я закусила губу и сдержалась. Скоро мы свернули на проспект, показавшийся мне шире, чем весь Йоридо. Я с трудом лицезрела другую сторону проспекта из-за множества людей, велосипедов, повозок и машин.

Естественно, мне приходилось ранее созидать машинки на фото, но помню, опешила тому, какими ожесточенными они мне показались, как как будто их сделали не для того, чтоб служить людям, а чтоб причинять им боль. Мне становилось тревожнее по мере того, как наступал вечер, но я больше никогда в собственной жизни не испытывала такового потрясения, как тогда, в первый раз оказавшись под огнями городка.

Я ведь не лицезрела электро энергии, за исключением разве вечера, когда мы ужинали в доме государя Танака. Тут же окна светились во всех домах снизу доверху. Потом на иной улице я увидела театр минамиза с таковой превосходной черепичной крышей, что приняла его за дворец. Спустя какое-то время рикша свернул на аллейку, вдоль которой стояли древесные дома, образующие как бы один нескончаемый фасад.

Почему-либо при виде этих спостроек я снова ощутила себя потерянной. По улице куда-то торопились дамы в кимоно, казавшиеся мне верхом элегантности, хотя позднее я выяснила, что большая часть из их — мужчины. В конце концов мы тормознули перед входом в один из домов, государь Бэкку вышел и повелел выйти мне. Позже случилось худшее из всего, что могло случиться. Когда Сацу тоже попробовала выйти, государь Бэкку повернулся и втолкнул ее обратно.

Я поглядела на Сацу, а она на меня. Наверняка, в первый раз за все время мы сообразили чувства друг друга. Но это длилось только какое-то мгновение, а позже я заревела так, что уже не лицезрела ничего вокруг. Государь Бэкку практически волоком втащил меня вовнутрь дома и поставил на ноги.

На лестнице стояла умопомрачительно прекрасная дама в шикарном кимоно. Я вспомнила, как поразило меня кимоно на гейше из Сензуру, родного городка государя Танака. Но это кимоно было несоизмеримо изысканнее: нежно-голубое, с узким вьющимся серебристым рисунком, напоминающим струи воды. В воде плавала серебристая форель, а в том месте, где ее касались нежно-зеленые листья, поверхность воды пронизывали золотые нити.

Я не колебалась, что кимоно сшито из незапятнанного шелка, шелковым был и пояс, расшитый бледно-желтыми и бледно-зелеными нитями. Необыкновенной оказалась не лишь одежда. Ее лицо, обильно покрытое белилами, напоминало облака, освещенные солнцем. Волосы, уложенные в пучок, поблескивали так, как будто были покрыты лаком. Их украшали янтарные гребни и тонкие свисающие серебряные нити, поблескивавшие при мельчайшем движении.

Так вышло мое знакомство с Хацумомо — в то время одной из самых узнаваемых гейш в районе Джион, хотя тогда, естественно, я этого не знала. Она была низкого роста, край ее прически чуть доходил до плеча государя Бэкку. Меня так поразила ее наружность, что я совсем забыла о манерах и уставилась на нее. Она усмехнулась, правда, как-то не по-доброму, и сказала:. Но тем не наименее она жестом повелела государю Бэкку вывести меня снова на улицу, что он и сделал.

Страшной походкой — одно бедро у нее сильно выдавалось в сторону — дама подошла к крошечному ящику, висевшему на стенке, и достала предмет, схожий на кусочек кремня, каким рыбаки традиционно точат свои ножики. Она встала за спиной Хацумомо и стукнула кремнем по камню. Возникшие от удара искры практически коснулись спины Хацумомо.

Тогда я не сообразила происходящего, но, оказывается, гейши еще наиболее суеверны, чем рыбаки. Гейша никогда не уйдет вечерком на встречу до тех пор, пока кто-либо на фортуну не высечет кремнем искру у нее за спиной. Хацумомо вышла, при этом таковыми маленькими шажками, что казалось, она скользит по поверхности пола. Я не приняла ее за гейшу, ибо она настолько разительно различалась от той единственной виденной мною в Сензуру гейши.

Я решила, что она быстрее всего актриса. Мы все следили за тем, как она уплыла, опосля чего же государь Бэкку передал меня пожилой даме, а сам возвратился обратно, сел рядом с моей сестрой, и повозка рикши тронулась. Заливаясь слезами, я свалилась в проходе и уже не лицезрела, как они уехали.

Пожилая дама, очевидно пожалев меня, отдала мне выплакаться. Потом она подняла меня с колен, достала из рукава собственного сероватого кимоно платок и вытерла мне слезы. Она говорила с каким-то особенным упором, таковым же, как у государя Бэкку и Хацумомо. Он так различался от того японского языка, на котором говорили в нашей деревне, что я поначалу с трудом ее соображала.

Но в любом случае ее слова оказались самыми хорошими из всех произнесенных мне за нынешний день, потому я делала все, что она требовала. Она повелела именовать ее Анти. Позже внимательно поглядела на меня, лицо ее при этом растянулось, и произнесла низким голосом:.

Какие потрясающие глаза! Ты чрезвычайно прекрасная девченка, правда же? Мать остается чрезвычайно довольна. Я решила, что мать данной дамы чрезвычайно древняя, поэтому что посреди ее седоватых волос, собранных сзаду в пучок, только где-то показывались тонкие темные полосы. Одна из их была небольшим жилищем вроде моего дома в Йоридо — две комнаты с земельным полом.

Оказалось, это дом для прислуги. Иная была маленькая, но доброкачественная. Коридор находился под открытым небом, потому я решила, в особенности когда увидела поодаль еще два сооружения, что нахожусь быстрее в маленькой деревне, ежели в доме. Это, как я позднее выяснила, обычная планировка для района Киото, где находились эти постройки.

Сооружения во дворе оказались туалетом и складом. Площадь фактически жилых помещений была даже меньше, чем в доме государя Танака, и тут располагались восемь человек, точнее, девять с моим приездом. Рассмотрев все строения, я отметила, что основное из их — самое прекрасное. В Йоридо древесные постройки сероватого, а не кофейного цвета, при этом еще и изъедены соленым воздухом.

Тут же древесные стенки и балки мерцали желтым светом от электрических лампочек. В основной зал вела раздвижная дверь с картонными жалюзи. Одна из створок оказалась приоткрытой, и я смогла увидеть кабинет с буддийским алтарем. В эти стильные комнаты допускались лишь члены семьи, а Хацумомо, как я скоро сообразила, членом семьи не была.

Я стояла в коридоре и пробовала осознать, что собой представляет место, куда меня привезли. Почему-либо мне уже в который раз за крайнее время стало чрезвычайно страшно. Анти ушла на кухню и разговаривала с кем-то хриплым голосом. В коридор вышла девченка приблизительно моих лет. Девченка несла тяжелое древесное ведро, до краев заполненное водой, то и дело выплескивавшейся через край на грязный пол.

У нее была узенькая кость, но лицо совершенно круглое, и девченка напоминала тыкву, насаженную на трость. Она так старательно несла ведро, высовывая кончик языка, как как будто из тыквы торчал ствол. Как я позже выяснила, язык она высовывала всегда: когда готовила суп либо высыпала рис в кастрюлю, даже когда завязывала узел на платьице. И ее лицо вправду было таковым полным и ласковым, что высунутый язык чрезвычайно напоминал ствол тыквы.

Позднее я отдала ей прозвище «Тыква», и это имя быстро за ней закрепилось, и даже в ее бытность гейшей в Джионе ее называли так клиенты. Девченка поставила ведро, упрятала язык и, убирая прядь волос за ухо, оглядела меня с ног до головы. Я задумывалась, она произнесет что-нибудь, но она продолжала молча разглядывать меня, при этом так, как будто решала, укусить ей меня либо нет.

Вправду, она казалась голодной. В конце концов Тыква наклонилась ко мне и прошептала:. Я соображала, ей ничего не произнесет заглавие Йоридо, ведь у нее таковой же странноватый упор, как и у всех вокруг. Я была уверена, она не знает наименования моей деревни. Потому произнесла, что лишь приехала. В это время из кухни возвратилась Анти, прогнала Тыкву, взяла ведро, мою одежду и повела меня во внутренний двор, покрытый столетним мхом.

К складу вели каменные плиты. Во дворе, из-за туалетов, располагавшихся вдоль одной из сторон, стоял страшный запах. Анти повелела мне раздеться. Я вспомнила Госпожу Беспокойство и ужаснулась, как бы она не начала делать со мной нечто схожее, но она только облила меня водой, потерла мочалкой и выдала мне достаточно обычное хлопчатобумажное платьице, но все же куда наиболее наряженное, чем те, что мне доводилось носить до сих пор.

Древняя повариха и несколько слуг спустились в коридор поглядеть на меня. Но Анти прогнала их со словами, что у их еще будет довольно времени для этого. До тебя тут жила еще одна девченка, которая не приглянулась Маме. Она прожила у нас всего месяц. Я очень стара, чтоб повсевременно запоминать новейшие имена. Пусть уж они сначала воспримут окончательное решение. Ежели ты будешь усердно трудиться, то вырастешь и сама станешь гейшей. Но ты обязана постоянно слушаться меня.

На данный момент Мать и Грэнни спустятся сюда по лестнице. Они желают поглядеть на тебя. Было бы отлично, чтоб им понравилось то, что они увидят. Ты обязана поклониться как можно ниже и стараться не глядеть им в глаза. Старшая из их, та, которую мы зовем Грэнни, в собственной жизни вообщем никого не обожала, потому не переживай по поводу ее выражений.

Ежели же она задаст какой-либо вопросец, ни в коем случае не отвечай на него, я сама отвечу за тебя. А Маме необходимо во что бы то ни стало приглянуться. Она не таковая злостная, как Грэнни, но печется лишь о одном…. Мне так и не довелось выяснить, о чем конкретно печется Мать, поэтому что у входа послышался шум, и скоро я увидела 2-ух дам, входящих в зал. Я не осмелилась глядеть прямо на их и краем глаза увидела только два шелковых свертка, прошелестевших от двери и присевших практически напротив меня.

Анти просто желает оказать для тебя внимание. Я свалилась на колени и поклонилась так низковато, что ощутила затхлый запах фундамента. Позже я снова услышала глас Мамы:. Я была уверена, она произнесет мне что-нибудь еще, опосля того как я подойду к ней, но она достала трубку, потом из кармана на рукаве кимоно вытащила шелковый мешочек, а из него извлекла огромную щепоть табака. Она положила табак в трубку, а трубку сунула в рот и прикурила от спички, которую достала из малеханькой железной коробки, и лишь опосля этого в первый раз внимательно поглядела на меня, попыхивая трубкой.

Старуха за ее спиной тяжело вздыхала. Было нереально глядеть Маме в глаза, ибо от ее лица шел дым, напоминающий пар, выходящий из расщелины в земле. Мои глаза тем временем стали жить собственной жизнью. Чем больше я смотрела на Маму, тем больше удивлялась. Ее желтоватое кимоно было расписано зеленоватыми и оранжевыми лилиями и сшито из шелка, ласкового и узкого, как сеть.

Красно-коричневый пояс из ткани той же фактуры, но наиболее мощный, украшали золотые нити. Чем подольше я смотрела на одежду Матери, тем больше вопросцев появлялось у меня в голове: что происходит с моей сестрой? С моим папой и матерью? Что будет со мной? Любая деталь шикарного кимоно данной дамы отвлекала меня от происходящего. Но позже меня ждало потрясение: над воротником элегантного кимоно возвышалось до таковой степени не соответственное ему лицо, как ежели бы я рассматривала тело кошки, а в конце нежданно нашла у нее голову бульдога.

Она смотрелась просто страшно, при этом была так молодее Анти, что я никак этого не ждала. Мать оказалась младшей сестрой Анти, правда, они родились не в одной семье, как мы с Сацу, а просто Грэнни их обеих удочерила. Я поглядела Маме прямо в глаза. При этом она вынула трубку и долго посиживала с открытым ртом. И хотя я знала, что просто должна отвести взор, но продолжала пялиться на ее глаза, показавшиеся мне совсем необыкновенными.

Белки были не белоснежными и незапятнанными, а с страшным желтоватым налетом, и этот цвет вызвал у меня ассоциации с туалетом, в который кто-то помочился. Веки были увлажнены, а кожа вокруг их обвисла. Я опустила глаза и наткнулась на ее все еще открытый рот. Краски на ее лице перемешались: красноватые, цвета мяса, края век, а десны и язык — сероватые.

Предпосылкой этому была особенная диета, которой Мать вынужденно придерживалась крайние несколько лет, но, смотря на нее, я не могла отделаться от чувства, что передо мной дерево, сбрасывающее свои листья. И мне захотелось отойти на шаг назад, глубоко вдохнуть либо как-то еще освободиться от собственных эмоций.

В это время Мать произнесла своим скрежещущим голосом:. Я рассматриваю ваше кимоно. Мне кажется, я ранее не лицезрела ничего настолько же красивого. Обязано быть, я ответила верно, ежели в таковой ситуации это вообщем может быть, поэтому что она издала звуки, напоминающие хохот, хотя они и прозвучали быстрее как кашель.

В этот момент возникла служанка с чаем. Пока накрывали стол, мне удалось кинуть взор на Грэнни. Ежели Мать была полной, с маленькими пальцами и толстой шейкой, то Грэнни — старенькой и сморщенной, приблизительно возраста моего отца, но выглядевшей так, как будто она иссушала себя медитацией. Ее волосы напомнили мне спутанные шелковые нити, поэтому что через их показывалась кожа, покрытая чередующимися заплатками коричневатого и красного цвета.

Хотя на данный момент она и не сердилась, у нее был нахмуренный вид. Но мне она кажется чрезвычайно умной девченкой, а основное, умеющей адаптироваться, это можно осознать, посмотрев на форму ее ушей. Это было бы здорово, правда же, Грэнни? Нам не придется волноваться о том, что в один красивый день наш гардероб сгорит вкупе со всеми хранящимися в нем кимоно. Хацумомо, к примеру, волшебство как хороша, но взгляни, как она неумна. Опосля этого Грэнни встала, и Анти проводила ее из комнаты.

Я слышала, как входная дверь открылась и закрылась, и скоро Анти возвратилась в комнату. Анти, постриги ее, пожалуйста, на всякий вариант. Избивает тут традиционно Грэнни, потому для тебя будет несладко. Мой для тебя совет: работай чрезвычайно прилежно и никогда не покидай окейю без разрешения. Делай, как я говорю, не доставляй излишних морок, и ты начнешь учиться искусству гейши через два либо три месяца. Тебя сюда взяли не в услужение.

Я не стану тебя держать, ежели все сведется конкретно к этому. Мать набила трубку и внимательно поглядела на меня. Я не осмелилась двинуться с места до тех пор, пока она не разрешила мне уйти. Я пошевелила мозгами о собственной сестре, наверняка, тоже на данный момент стоящей перед какой-либо грозной дамой где-нибудь в другом доме в этом страшном городке.

И я вдруг представила свою бедную больную маму, с трудом приподнимающуюся на локте, чтоб поглядеть, где же мы. Мне не хотелось стать перед Матерью плачущей, но слезы заполнили мои глаза до этого, чем я смогла пошевелить мозгами, как их приостановить. Желтоватое кимоно Матери становилось все нежнее и нежнее, пока не стало мерцающим. Она выпустила дым из трубки и тотчас же исчезла. В 1-ые дни пребывания в этом странном месте мне казалось, что лучше утратить руки и ноги, чем семью и дом.

Я уже не колебалась — так, как я жила до этого, мне уже никогда не придется жить. Я задумывалась лишь о том, как я несчастна, и, естественно, меня чрезвычайно тревожило, увижу ли я опять Сацу. Я лишилась отца и мамы и даже обычной одежды… И то, что я все же выжила, казалось необычным. Помню, в один прекрасный момент, оттирая котлы для варки риса, я до таковой степени растеряла чувство действительности происходящего, что, прервав работу, в течение какого-то времени рассматривала свои руки, пытаясь убедиться в том, что конкретно я оттирала котел в это время и в этом месте.

Мать обещала, что ежели я буду прилежно трудиться и отлично себя вести, то через несколько месяцев смогу приступить к учебе. Как я выяснила от Тыквы, начало занятий значит каждодневное хождение в школу, расположенную в другом конце Джиона, и постижение там искусства музыки, танца и чайной церемонии. Все девченки — будущие гейши — брали уроки в одной и той же школе.

Потому я надеялась непременно встретить там Сацу и к концу первой недельки настроилась вести себя как послушная скотина, которую ведут на веревке, в надежде, что в конце концов Мать выполнит свое обещание. Большей частью мне поручалась достаточно обычная работа. Я убирала в комнатах, подметала грязный коридор и так дальше. Время от времени меня посылали в аптеку за мазью от чесотки, иногда донимавшей повариху, время от времени высылали в магазин на проспекте Шийо за рисовыми крекерами — возлюбленным лакомством Анти.

К счастью, самая противная работа, как, к примеру, мытье туалетов, поручалась старшим девушкам. Но как я ни старалась, мне все же не удавалось произвести подходящего воспоминания, ибо в мои ежедневные обязанности входило существенно больше поручений, чем я была в состоянии выполнить. Эту задачку к тому же сильно осложняла Грэнни. Мне не поручалось прислуживать Грэнни, так по последней мере я сообразила из слов Анти.

Но ежели Грэнни вызывала меня, я не могла проигнорировать просьбу главенствующего человека в окейе. В один прекрасный момент, к примеру, я несла чай для Матери, когда услышала ее крик:. Она ела рис, и несколько зернышек повисли на ее нижней губе. Смотря на нее, я бы не помыслила, что ей плохо, но все же направилась к окну и открыла его. В комнату здесь же влетела муха и стала кружить над ее пищей.

Нет-нет, не нужно! Стой рядом со мной, пока я ем, и отгоняй ее от меня. Так я стояла рядом с Грэнни, пока она ела, и в который раз слушала ее историю о великом актере кабуки Ичимура Узамон XIV, взявшем ее, четырнадцатилетнюю, за руку во время вечеринки, посвященной созерцанию луны.

К тому времени, когда она дозволила мне уйти, чай Матери совершенно остыл, и нести его ей было просто неловко. И повар, и Мать остались недовольны мной. Дело заключалось в особенной нелюбви Грэнни к одиночеству. Даже когда она прогуливалась в туалет и посиживала на корточках, Анти стояла рядом и держала ее за руки, помогая ей сохранять равновесие. Запах был так невыносимым, что бедная Анти практически разламывала для себя шейку, стараясь как можно далее отстраниться от происходящего.

Мне, к счастью, не приходилось делать схожую работу, но Грэнни постоянно заставляла меня делать ей массаж, в то время как она чистила уши, и это, нужно огласить, куда наиболее неприятно, чем вы думаете. 1-ое время мне становилось плохо, когда она расстегивала свое платьице и спускала его вниз, обнажая плечи и шейку, покрытые дряхлой и желтоватой, как у цыпленка, кожей.

Во времена ее юности гейши воспользовались разновидностью пудры под заглавием «китайская глина», приготовленной на базе свинца. Глина от присутствия в ней свинца становилась ядовитой, и этот яд воздействовал на кожу, а может быть, и на нрав Грэнни, сделав его таковым скверным. Не считая того, она обожала ходить на горячие ключи на севере Киото.

Все было бы непревзойденно, ежели бы эта свинцовая пудра просто смывалась. Она же, вступая в соединение с каким-то из частей воды, образовывала краситель, разрушающий кожу. Грэнни была не единственной пострадавшей от данной нам пудры. Даже в начале 2-ой мировой войны на улицах Джиона нередко встречались старенькые дамы с обвисшей желтоватой шейкой. В один прекрасный момент, спустя три недельки опосля моего возникновения в окейе, я убирала в комнате Хацумомо позднее, чем традиционно. Я побаивалась Хацумомо, хотя и чрезвычайно изредка с ней виделась из-за ее напряженного вида жизни.

Мне чрезвычайно не хотелось, чтоб она застала меня одну в собственной комнате, потому я постоянно старалась убрать у нее до того, как она уйдет из окейи на урок танца. К огорчению, в то утро Грэнни задержала меня практически до обеда. Хацумомо принадлежала самая крупная комната в окейе, больше, чем весь наш дом в Йоридо. Я не могла осознать, почему ее комната так больше, чем у всех других, пока старшие девушки не объяснили мне, что на данный момент Хацумомо — единственная гейша в окейе, а ранее их бывало и три, и четыре, и все они жили вкупе в одной комнате.

И хотя Хацумомо жила одна, беспорядок она устраивала за четырех. В тот день в ее комнате вприбавок к разбросанным журнальчикам и кисточкам, оставленным на матах около крошечного столика для мейкапа, я нашла огрызок яблока, а под столом — пустую бутылку из-под виски.

Она, видимо, не закрыла окно, на которое накануне вечерком опьяненная повесила свое кимоно, и ветер разбил древесную раму. Традиционно к этому времени Анти, обязанная смотреть за одеждой в окейе, уже собирала кимоно, но тогда по некий причине она этого не сделала. Я как раз подошла к окну, чтоб закрыть раму, когда входная дверь настежь распахнулась, я обернулась, и Хацумомо стала перед моими очами. Я вижу, ты наводишь порядок в моей комнате. Это ты повсевременно переставляешь мои емкости с косметикой?

Но давай для убежденности повторим все еще раз. Итак, почему ты не обязана дотрагиваться до моей косметики? Но я надеюсь, для тебя все ясно? Не понимаю, отчего девушки из рыбацких поселков так плохо пахнут. На днях твоя старшая сестра находила тебя тут, и от нее исходил таковой же мерзкий запах.

Я стояла перед ней с опущенной головой, но когда Хацумомо произнесла эти слова, я поглядела ей прямо в глаза, стараясь осознать, правду ли она говорит. Неуж-то я ничего не говорила тебе? Она приходила сюда и поведала мне, где живет. Может быть, она надеется, что ты отыщешь ее и вы можете совместно убежать. Отлично, ты сможешь заработать эту информацию, и когда я придумаю как, поставлю тебя в известность. А на данный момент убирайся отсюда.

Мне не хотелось ее злить, но все же, до этого чем выйти из комнаты, я тормознула, надеясь уговорить ее. В благодарность за это я обещаю вас больше никогда не тревожить. Мне показалось, Хацумомо чрезвычайно порадовали мои слова, лицо ее светилось от наслаждения. Признаться, я ранее не лицезрела таковой великолепно прекрасной дамы. Мужчины на улице время от времени останавливались и вынимали изо рта сигарету, залюбовавшись ею. Она подошла ко мне так близко, как будто желала что-то прошептать на ухо, но, улыбнувшись, нежданно стукнула меня.

От нежданности я растерялась, выбежала из комнаты и свалилась в коридоре на пол, закрыв лицо руками. Вдруг открылась дверь Маминой комнаты. Я решила, будет лучше, ежели я ударю ее заместо вас. Мне кажется, вы чрезвычайно заняты, чтоб заниматься сиим без помощи других. Мать позвала прислугу, попросила принести ей свежайшего имбиря, отвела меня к для себя в комнату и усадила за стол, а сама направилась к телефону, чтоб окончить прерванный разговор.

Единственный телефон в окейе, по которому можно было звонить за пределы Джиона, висел на стенке в ее комнате, и никому, не считая нее, не позволялось им воспользоваться. Отходя от телефона, она оставила трубку на полке, а когда взяла ее опять, то сжала своими крепкими пальцами так сильно, как будто желала ее расплющить.

Она постоянно оказывалась на месте, посиживала за столом, традиционно с бухгалтерской книжкой. Мать не обожала, когда кто-либо прикасался к ее постели, даже менял белье, и в ее комнате повсевременно стоял запах грязного белья. А бумажные жалюзи на окнах были перепачканы пеплом ее трубки.

Все это придавало ее комнате несколько заброшенный, мрачноватый вид. Пока Мать разговаривала по телефону, одна из служанок принесла имбирь и приложила его к моему лицу. Неизменное хлопанье дверью разбудило небольшую собачку Матери Таку — болезненное существо с приплюснутой мордой.

Казалось, в ее жизни было всего три занятия: лаять, чихать и кусать тех, кто пробовал ее погладить. Когда служанка ушла, Таку улеглась за моей спиной. Это был один из ее малеханьких трюков: она обожала разлечься там, где я могу нечаянно наступить на нее, и как лишь я делала это, кусала меня.

Я начала ощущать себя меж Матерью и Таку как мышь, попавшая в скользящую дверь, но Мать в конце концов не стала говорить по телефону и села за стол. Она поглядела на меня своими желтоватыми очами и произнесла:. Может быть, ты слышала, как Хацумомо лжет. Но ей позволяется еще больше, чем иным, тем наиболее для тебя. Я желаю знать, почему она стукнула тебя? Мать востребовала от меня повторить произнесенное с правильным упором, принятым в Киото и так тяжело дававшимся мне.

Удовлетворенная ответом, она продолжила:. Мы все тут думаем лишь о одном: как посодействовать Хацумомо оставаться преуспевающей гейшей. Даже Грэнни, хотя ты ее, может быть, воспринимаешь как старуху с неприятным нравом, на самом деле целыми днями задумывается о том, как посодействовать Хацумомо.

Честно говоря, даже половую тряпку вряд ли удалось бы уверить, что Грэнни могла кому-нибудь быть полезна. Остальные мелкие девченки умудряются не попадаться ей на глаза, и для тебя стоит последовать их примеру. Может ли кто-либо знать, где на данный момент моя сестра?

Мне бы хотелось отправить ей записку. У Матери был особый рот, очень большой для ее лица, и потому основную часть времени он оставался открытым. Но на данный момент она с усилием сжала свои зубы вкупе, как как будто давала мне возможность лучше разглядеть их. Оказывается, так смотрелась ее ухмылка. Я сообразила это, услышав кашляющие звуки, означающие, что она смеется. Когда я вышла из комнаты, Анти ожидала меня на лестничной клеточке с поручением. Она отдала мне ведро и выслала на крышу.

Я поднялась ввысь по лестнице до лючка, а потом через него — на крышу. Там, на древесных подпорках, стоял бак для сбора дождевой воды. Дождевая вода стекала вниз и омывала туалет рядом с комнатой Матери, так как водопровода в то время у нас еще не было. Погода стояла сухая, и в туалете стало вонять.

Мне повелели налить в бак столько воды, чтоб Анти смогла несколько раз сполоснуть туалет. Черепица в знойный полдень показалась мне горячей, как кастрюля, и я вспомнила о прохладной воде нашего деревенского пруда, в котором мы обожали купаться. Всего несколько недель назад я еще жила дома, но все это было уже так далековато от меня, сидевшей на крыше окейи. Анти попросила меня сорвать выросшую на крыше травку, до этого чем я спущусь вниз. Я поглядела на окутанный туманом город и на горы, окружавшие меня, как тюремные стенки.

Кое-где под одной из этих крыш моя сестра также, как и я, выполняет какие-нибудь поручения. Задумавшись, я случаем задела бак, и часть воды выплеснулась на улицу. Приблизительно месяц спустя опосля моего приезда в окейю Мать объявила, что пришло время отчаливать в школу. Проводить меня до школы и представить учителям поручили Тыкве. А Хацумомо опосля уроков предстояло отвести меня в регистрационный кабинет, о котором я никогда до этого не слышала.

Сиим же вечерком мне разрешалось понаблюдать за тем, как она накладывает грим и одевается в кимоно. По традиции окейи в тот день, когда девченка 1-ый раз отчаливает в школу, ей демонстрируют ритуал одевания и декорации главной гейши. Я лицезрела, как рано с утра готовая расплакаться Тыква выходит из окейи с очами, не успевшими к тому времени как следует раскрыться. И в самом деле, я несколько раз слышала, как она рыдала, проходя в собственных древесных туфлях мимо кухни. Она возникла в окейе всего за полгода до меня, но ходить в школу стала лишь недельку спустя опосля моего приезда.

Ворачиваясь расстроенная деньком на обед, она сходу скрывалась в комнатах прислуги от сторонних глаз. На последующее утро я встала ранее, чем традиционно, и в первый раз надела обычное хлопчатобумажное бело-голубое, увенчанное детским рисунком из квадратов школьное платьице. Наверняка, оно смотрелось не наиболее элегантно, чем гостевое платьице в гостиницах, предназначенное для посещения ванной комнаты, но никогда ранее мне не доводилось надевать ничего лучшего и хоть сколько-нибудь схожего на этот наряд.

Обеспокоенная Тыква ожидала меня у входа. Я как раз собиралась запихнуть ноги в ботинки, когда Грэнни позвала меня в свою комнату. Давай уйдем и создадим вид, что мы ее не слышали! Я желала последовать ее совету, но Грэнни уже стояла в дверном просвете и ожидала меня, испепеляя взором.

И хотя она задержала меня не наиболее чем на 10 — пятнадцать минут, к тому времени у Тыквы в очах стояли слезы.

Голден стар помада играть в супер бойцы с 2 новыми картами и

GOLDEN ROSE!! МАТОВЫЕ ПОМАДЫ! ДОСТОЙНЫЙ БЮДЖЕТ

Следующая статья проблемы с доступом к джойказино точка ком

Другие материалы по теме

  • Безопасные стратегии ставки на спорт
  • Скачать русские игры онлайн казино на андроид
  • Сайт для ставок на киберспорт вещами
  • Выигрыш на ставках на футбол
  • Букмекерская контора пинакл регистрация
  • Играть в карты онлайн бесплатно в преферанс без регистрации
  • Комментариев: 5

    Комментировать